Акито Ил-льо
рыжое и наглое. но домашнее.
Исчезающей радугой слова
Все могло бы быть по-другому,
Но для жизни святая основа,
Понимать себя, как чужого.

В этой маленькой правде забыта
Совершенная память минут,
И, конечно, ласка открыта,
Только годы и дни пробегут.

Бесконечно доверие к мысле,
Совершенен убийцы оскал.
Но нам проще не думать о смысле
И не верить в то, что искал.

Обвините меня в пессимизме?
Или может, что мало сказал?
Может просто все дело в харизме,
В том, что я вам о ней так сказал?