Акито Ил-льо
рыжое и наглое. но домашнее.
что ты скажешь о доме пустом,
как ответишь уста не разняв?
был ли смысл писать о былом,
до конца его не признав?

Та бессчетная кипа годов,
что нанизана в бусы судьбы,
изменила мир городов,
прописав там тюрьму и суды.

Может стоит не думать о том
что в судье оживает палач,
что не стоит писать о былом,
где не стихнет отчаянья плачь.

Воскресенье, 13 февраля 2011