Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:30 

21 декабря 2010 г

рыжое и наглое. но домашнее.
Ты когда-нибудь пил отчаяние?
Ты касался неба рукой?
Что с того, что забыты чаянья,
Что не буду уже я другой?

Ты бы мог провести по облаку
Так шутливо касаясь рукой,
Не сдаваясь телесному облику,
Посмеявшись над глупой судьбой?

Что с того, что не буду я птицею,
Что с тобою летит в вышине?
Или может прекрасной девицею,
Что конечно одна в стороне?

Мы ведь вмести испили отчаянье,
Вместе долго рыдали во сне.
Сами жадно стирали чаяния,
Оставаясь всегда в стороне.

Ты попросишь выйти из тени?
Может мне на костях сплясать?
Только кроме вселенской лени,
Во мне много грехов, твою мать.

Я давно не овечка белая,
Даже, в общем, не очень мила.
Только старая маска умелая,
Томно смотрит, как я не могла.

Это больше похоже на исповедь?
Не находишь, ведь я же права?...
Что с того, что мне душу выстрадать,
Так легко, как ты не смогла?

02:27 

рыжое и наглое. но домашнее.
Не признавая междометья
Под пальцами ломается сюда минут,
И точно так же сквозь столетья
Игривой тройкой мысли пробегут.

Остынет может пылкость взора,
Затмятся на века умы,
Но с грешного чела следы позора
Не смоет половодие чумы.

Неспешно, будто на большом приеме,
Ты обойдешь кругом столы,
И лишь на миг застынешь на изломе,
Конечно же страшась слепой судьбы.

Но что ж ты медлишь?
Теперь уже ты не одна,
И все равно словам не внемлешь,
Как прежде ты душой слепа.

К чему все это словоблудство?
Ты ничего опять не поняла,
Все ищешь мерзость и подспудство
В рождении, что мать тебе дала.

Несносно быть такой упрямой,
Весть часто ранишь ты родных,
И не излечишь слова манной,
Ведь для тебя же нет святых.

О себе, не из себя. 04.04.2011

18:22 

рыжое и наглое. но домашнее.
Ты мне много не расскажешь,
В сердце боль своем храня.
Черной лентой протянулась
Нить судьбы. Моя? Твоя..?

Были души, как зерцало,
Отраженье на воде.
Что тогда же им мешало,
Не расстаться и в беде?

Может ты, а может я,
Не сумел смотреть открыто.
Но уж поздно горевать.
Жизни дверь для нас закрыта.

14:13 

рыжое и наглое. но домашнее.
Пролистай, просмотри все созвездья,
Прочитай и откинь многозначность у слов,
У души иногда бывают предместья,
Что порою шире многих лугов.

Ты сегодня считаешь себя пустотою,
Обвиняешь завтра в этом других.
И не важно, что раньше с тобою,
Было небо одно на двоих.

Можно много думать и плакать,
Можно просто жить не спеша,
Все равно утоплена в жизни слякоть.
Все равно тела покидает душа.

Каждый выдох и вдох ни о чем,
Каждый день, как потерянный рай,
И в глазах у одних - жизнь ключом,
У других же - выжженный край.

Я себя не найду, возможно,
Может быть потеряю тебя,
Одиноким жить всегда очень сложно,
Не сложнее, чем верить в себя.

00:54 

рыжое и наглое. но домашнее.
В пыли кибернетического века
От астмы задыхается любовь.
Не свойственно нам верить в человека,
Не свойственно, но верим вновь...

Сотрутся о ступени Ватикана
Безбожных грешников следы.
Любовь, как и болезнь, она не звана
Приходить сквозь сердца, как недоверие Фомы.

Со сладострастным стоном о спасенье
В нас целятся из ружей легионы.
Их жизнь дарована под именем "сомненье"
И разбивается со звоном, как плафоны.

В пыли кибернетического века
Рождается порочное дитя.
Огрызок от былого человека.
Что мерит жизнь лишь словом "я".

15:09 

07.01.10

рыжое и наглое. но домашнее.
Мой город погребен
Под снежным хороводом
В нем белокрылая зима
Танцует с небосводом.

И светел первый луч,
Сокрытый пеленой луны,
Здесь даже среди туч
Мы верим в отблеск белизны

Затейлив на стекле узор
Он запечатал тайный миг
Вобрав в себя и счастье и позор,
того, что сам в себе постиг.

Пусть не естественно легки
И рассыпаются слова,
Но раз в мои уста легли,
То все же я еще нужна.

23:37 

рыжое и наглое. но домашнее.
Закричать в пустоту тишины
Улетая в небесную высь,
Я всегда был один, как и ты.
И ты тоже за небо держись.

Всего пара шагов до конца,
До разбитых и сломанных крыл.
Даже клявшись помнить всегда
Очень быстро меня ты забыл.

Закричать в пустоту тишины,
Сделать пару последних шагов...
Что ж надо для нашей страны?
Из любовников сделать врагов..?

22:31 

По фандому Weiss Kreuz

рыжое и наглое. но домашнее.
Ты хотел видеть мою боль,
Ты приносил мне алые розы,
Мы забывали родную юдоль
И не прощали друг другу слезы.

Ты в раны мои втирал соль,
Ты приходил, как весенние грозы.
Мы говорили: "Любовь - лишь пароль.",
Потому что жизнь - речитатив прозы.

Ты бил меня по щекам,
Ты отдавал другим на съеденье...
Мы знали, что жизнь наша - шакал,
Промышляющий падалью на поле сраженья.

Ты обнаженного меня выгонял на ветра,
Ты заставлял становиться прозрачною тенью.
Мы вместе баюкали пламя утра,
Проданного нами в греха наслажденье.

Ты навсегда меня потерял,
Ты видел в глазах последние тени,
Когда на руки холодное тело поднял
И понял, чем заплатил за свое заблужденье.

22:06 

Четверг, 17 июля 2008

рыжое и наглое. но домашнее.
Кто станет для меня небес опророй,
Кто станет смыслом и судьбой,
Когда веду с собою споры, о том,
Как сильно быть хочу с тобой?

Я мимолетных слов ловлю оттенки,
Запоминаю фраз фальшивые тона,
И только громче крик в застенке,
Что называется - "Моя душа"...

Уже давно я не скуплюсь на чувства,
Уже давно пытаюсь человеком жить,
Все это больно... С тихим хрустом,
Рассудок отказался мне служить.

Я перевел себя в сети сигналы,
В пустые символы и смех,
Они походят на стекляшки-стразы,
Им свойственен лишь тусклый блеск.

Я все пытаюсь отразиться в строчках.
Найти себя и путь к тебе.
Я потерялся в многоточьях,
Хотя... Я сущствую лишь в тебе.

21:32 

рыжое и наглое. но домашнее.
Эпитетами выбеленных сказок,
Обрывками стареющей души,
Мы натянули на нос ворох водолазок,
Чтоб голос собственный неслышен был в тиши.

Молились исступленно чуждым истуканам
И проливали свет, как воду из ведра,
А дети наши плавали на дне стакана
Под час не доживая даже до утра.

Мы сами обглодали кости и соцветья,
Составили свои надгробные кресты,
Оставив в речи только междометья
Сочли, что грубость, обращение на Вы.

Нам чуждым стали образ и мечтанья,
Что раньше нежно согревали наш досуг,
Ведь мы сочти, что это все дешевые метанья
Больного разума больной недуг.

07:03 

Экспромт.

рыжое и наглое. но домашнее.
Ответь, что ты перебираешь в сердце?
Насколько четок четок ход,
Что скрыта в той душе услады дверца,
В твои потемки заперт смертным вход.

Ответь, ведь мало что уже осталось,
О чем смогли бы мы жалеть,
В любых греха посмертно мать призналась,
Лишь только б вновь себя раздеть.

Что ты молчишь, как перед Богом?
Подумать можно - ты нема.
Но тень притворства в облике суровом,
Давным-давно благословила Тьма.

Ты вновь замолкнешь на рассвете,
Погаснешь для меня последнею звездой,
Ты знаешь, что придут святые дети,
Такие, как когда-то мы с тобой.

04:40 

рыжое и наглое. но домашнее.
давай переиграем в мысли?
Рассыпав, соберем слова.
И то, что было, не имело смысла,
Хотя бы потому что ты еще жива.

Останки от души каркаса
рассыпались под ветерком
глаза пустые, без окраса
не отпечатались ни в ком.

Шагнуть пол метра до стены,
Еще три шага за спиной
Красивые бывают сны,
Не страшно больше быть одной?

все это просто расстановка,
сухая логика игры
Здесь очень важная сноровка
Убить всех тех, кто так важны.

04:40 

рыжое и наглое. но домашнее.
А небо пело и рыдало
Сухими искрами даря
Последние слова вздыхало,
Однажды не дождавшись дня.

Он не вернулся в теплый дом,
Забыл навеки цвет и вкус,
Но дело вовсе не о том.
Не плачь, я тоже не вернусь.

Печально падали снежинки,
Кружили в танце ветерки
В глазах застили по две льдинки,
А раньше были так шаги легки...

Трава под бегом еле гнулась,
Парили птицы в облаках,
Ты тоже с боя не вернулась.
Развеян будет белый прах.

Не каждая строка печальна
Не каждый дом отныне пуст.
Прости. Все это не специально.
Не плачь, я тоже не вернусь.

04:40 

рыжое и наглое. но домашнее.
Как алмазов чредою безлунную
Эту ночь раскрасить безумную,
В тихом шепоте будто на исповедь
За три слова все сердце выстрадать.

И срываясь на крик повторять,
Слово ставшее ближе чем мать
Темной зеленью камень подруг,
Мой Нейрит, мой недуг.

В слове "Нет" большая свобода,
Та, что выше небесного свода.
Про любовь за вечность забыл
В черном сумраке царства Берилл.

Окунаясь в бездонную тьму
За собой я тебя не зову,
Потому и прошу - живи,
Ради нашей погибшей любви.

Лишь срываясь на крик повторять,
Слово ставшее ближе, чем мать.
Темной зеленью камень небес
Мой Нефрит, мой возлюбленный бес.

04:37 

рыжое и наглое. но домашнее.
Облик нежной лунной вязи,
Строгих буков переплет
Укрепят лишь наши связи,
Вдохновят стрелы полет.

На излете первых чисел
В томном сумраке зимы,
Ты прекрасен был и весел,
Было время. Были мы.

Нынче в жарком перезвоне
Пестрых птиц, лесных певцов,
Нас не вспомнят в перегоне,
Что зовут Ловцами Снов.

Был величествен и светел
Стольный град в долине рек.
В нем и нынче неприметен
Времени поспешный бег.

Пусть пусты глазницы окон,
Пусть уж смолк девичий смех,
Но таинственного кокон
Все ж хранит сей град от всех.

Не блеснет на крыльях стражи
Больше солнца белый луч,
Все ушел, кто был отважен,
Больше их уж не вернуть.

Уходили с плачем жены,
Унося своих детей.
Уходили, кляли небо,
Бывшее всего родней

04:37 

рыжое и наглое. но домашнее.
Первозданною радугой слова
Мы очистим себя от страданий,
Нарисуем миры мы снова
И научим детей созиданию.

В паре пепельных фраз обрисуем цветы,
И запомним на веки запах.
Это просто, как мир пустоты,
Мимо шедший на мягких лапах.

И расставить значения звуков,
Дорисуем в угольчатых нотах,
Чтобы было все больше слухов,
О том, что люди едят енотов.

Можно с шуточным змеем из глянца
Танцевать до изорванных крыльев,
Ну а можно быть звездным посланцем,
Что затерян в тех книгах пыльных.

И стоит за окном чернота,
Она смотрит с надеждою робкой,
Что ее передам я слова,
Пусть и ядерной боеголовкой.

Эти рифмы все ни о чем,
Просто так, как потоки сознания.
Но тогда как иначе и в ком,
Прорастают цветы созидания?

04:36 

рыжое и наглое. но домашнее.
А когда-то давно я в душе был другим,
Я пил сердце стекла, у сожженных знамен
Но тогда я для мира не был чужим,
Молча шел по осколкам беспечных времен.

В той безбрежной мечте о тебе
Я соткал себе странный доспех.
Он подобен был бликам на горной слюде,
Что явившись пропали вновь.
Эти блики, как гимн о себе,
Я разбил о смешную любовь,
И нет больше бликов на горной слюде,
Как и нету тебя здесь, Хозяин из Снов.

Мне щитом и мечем послужили цветы,
Что печально качались на стылом ветру,
Будто сонный омут в глазах сироты,
Их пьянящий забвения шепот: "Умру..."

А когда-то давно я в душе был другим,
Я любил создавать из ничто - красоту.
И тогда мне пришлось стать для мира чужим,
Чтоб в себе сохранить его чистоту.

09:56 

рыжое и наглое. но домашнее.
Забавно, каждый раз как я сюда захожу, у меня складывается странное ощущение, что хуйня которую я пишу кому-то нужна) Привет двоим новым ПЧ. Если есть желание общаться с аффтором пишите мне на Durer-sama это мой основной дайр.

09:53 

Еще из старого....

рыжое и наглое. но домашнее.
На распутье бесплотных дней
Забываясь улыбкой своей
Находя крылья среди огней
И теряя себя среди грез.

Я забуду печаль мечты
И не вспомню уже никогда
Все ушли, даже ты...
Здесь. Один. Навсегда...

Стремление к покою
Сомненье во всем
И моя ненасытность Тобою...
А жизнь стала бесконечным днем.

02:16 

07 мая 2008

рыжое и наглое. но домашнее.
Расставить на венах точки шприцом,
Рассечь белым лезвием руки.
Мы все пожалеем об этом. Потом.
И не бывает сегодня страшнее муки.

Мы все убиваем себя, но потом
Кричим, что и так бы подохли от скуки.
Кагора бокал стал кому-то отцом,
А матерью были продажные суки.

Но что же пытаться остаться глупцом,
Когда у сильнейших завязаны руки?
Ты выберешь смерть за блестящим венцом,
Который знаком христианам до жути.

И тем же знакомым, старым шприцом
Приколешься к жизненной сути.
Ты пожалеешь об этом. Потом.
Сейчас ты просто сбегаешь от скуки...

Записки шкодливого Реда

главная