Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:47 

Вторник, 13 ноября 2012

рыжое и наглое. но домашнее.
Для кого расписал ты небо известью,
Для кого эти крылья, искрами,
Ничего ж не случится хорошего в повести,
В одиночестве раскрошиться нам.

Я тебя не держал, нет смысла в том,
Все равно твои крылья одно со сном,
Хоть и жалел бы о сделанном я потом,
Да жизнь моя, кончилась в мгновенье одном.

И теперь не могу сожалеть я о мечте,
Сколько бы лет не прошло, все слова не те,
Ложь между нами, ложь в слепой темноте,
Только души плачут в немой пустоте.

Ты скажи, разве можно кричать, сквозь слова?
Разве можно верить всему, что молва принесла?
Ты молчишь, в мертвой стали нема пустота,
Ты молчишь, я молчу, на двоих мир, - одна пустота.

19:08 

Среда, 30 октября 2013

рыжое и наглое. но домашнее.
Нежным взмахом прозрачного, синего
Необъятно далекого, сильного,
Я зову тебя в вечные дали,
Я кричу, сквозь слова, что предали.

Ты не слышишь, быть может и правильно,
Ты не веришь, что все не оставлено.
Может это и есть наша пытка?
Роковая, смешная ошибка.

Я взлетаю. И вниз устремляюсь осколками,
Переливами фраз, недомолвками.
Ты стоишь на своем и не сдвинешься,
Лишь мечтою ты в небо поднимешься.

В чем трагедия крыльев изогнутых?
Это больно остаться в непонятых,
Безупречно построены фразы...
Пустотелые, блеклые стразы.

Я пытался к тебе докричаться,
Через стены к Искре подобраться.
Но в итоге что вышло? Естественно,
Ведь все так же. Уныло. Посредственно...

Я зову тебя в небо далекое,
Мне родное, безбрежно высокое.
Ты стоишь, провожая лишь взглядами,
Не скрывая Искру преградами.

Единение душ это таинство,
Бесконечно доверия равенство.
Слишком долог был путь через тернии,
Но вот странно... Хватило терпения.

00:16 

рыжое и наглое. но домашнее.
Неспешно взгляд скользит по коже
Страсть превращается в слова,
Все то, что на тебя бывает так похоже
Растает в омуте белесого листа.

Я распускаю взглядом мысли,
Стремлюсь понять, чего хочу.
Но даже в самом сокровенном,
В своем желании - молчу.

Меня снедает буря страсти,
Безумье похоти, экстаз,
Но разве можно это видеть,
На дне моих холодных глаз?

Я так давно молчать учился
И так стремился все сокрыть,
Что нынче сам бы изумился,
Тому, что стоит мне открыть.

Мои желанья многогранны,
Но странны все, до одного,
В них боль и похоть, но туманны...
Понять их многим не дано.

Узлы сжимающие горло,
В них больше музы, чем в стихах,
Они дают свободу воли,
Зажав в своих стальных тисках.

Скользит твоя ладонь по коже,
Сжимает сладко сердце мне...
Но это все уйдет. Страх тоже.
Истлеет сон в пришедшем дне.

18:16 

Среда, 31 июля 2013

рыжое и наглое. но домашнее.
Исчезающей радугой слова
Все могло бы быть по-другому,
Но для жизни святая основа,
Понимать себя, как чужого.

В этой маленькой правде забыта
Совершенная память минут,
И, конечно, ласка открыта,
Только годы и дни пробегут.

Бесконечно доверие к мысле,
Совершенен убийцы оскал.
Но нам проще не думать о смысле
И не верить в то, что искал.

Обвините меня в пессимизме?
Или может, что мало сказал?
Может просто все дело в харизме,
В том, что я вам о ней так сказал?

18:15 

Вечная память...

рыжое и наглое. но домашнее.
Сбросить прочь пустые сожаленья,
Расплескать кувшинчик слез,
Я давно переступил сомненья,
Но никак не излечусь от бывших грез.

Я все так же искренне скорблю,
Я все так же сожалею о потере.
Я тебя по-прежнему люблю,
И все так же мысли о тебе лелею.

Ты была моей надеждой,
Ясным солнцем в теплом сне,
Но душа отбросила телесные одежды,
Я мечтаю вновь о встрече в вышине.

Я когда-то сильно так тебя не оценил,
Совершал смешные, дерзкие поступки.
Но всегда, всегда тебя любил,
И всегда ты шла мне на уступки.

Это может поздно все и глупо,
И жестоко это раны бередить,
Но сейчас, роняя слезы скупо,
Не могу я перестать тебя любить.

18:14 

Пятница, 06 сентября 2013

рыжое и наглое. но домашнее.
Расшатанной пеленой прошлого
Я не знаю, что будет весомого.
По изгибам сознания пошлого,
Я ищу ощущения нового.

Это что-то навроде катарсиса,
Бесконечного поиска истины.
И не ведомо, что с этим справится,
Что разрушит оплет тишины.

Изумительно точные правила
Удивительно острые грани,
Ты сама бы слова так поставила?
Не задумалась, как это ранит?

07:05 

Моему Айо. Моему Вечному Избранному.

рыжое и наглое. но домашнее.
Неспокойными ночами, я иду в тени людей,
Блеск от искры изначальной, притворяюсь я ничьей...
В хороводе переходов, что ведут в пустую тьму,
Я пол жизни рисовала, танцевала на снегу.

Но теперь какая песня прозвучит в твоих устах?
В этой жизни нам не светит побывать в иных мирах.
Хоть и был наш образ ясен, нежно светел, при свечах,
Но теперь другие дети будут сеять пыльный прах.

Я тебя всегда любила, может даже слишком так,
Но ведь искра не забыла, что развеять должно мрак.
Я с тобой до края мира, ну а после - через край.
Только ты меня запомни. Никогда не забывай.

11:09 

рыжое и наглое. но домашнее.
Пламенный воин в серебряной стали,
Порывистый духом, да слуги устали,
Он бы не делал привал с передышкой,
Но нет смысла биться вялым мартышкам.

Пламенный воин, серые очи,
Бывший грозой и радостью ночи,
Он бы ушел в себя навсегда,
Но переменчива кошка-судьба.

Пламенный воин, мудрый правитель,
Когда-то палач, а нынче - спаситель,
Мимо него пробегают века,
Друзей и знакомых смерти река.

Пламенный воин, добрый отец,
Давший сыну тяжкий венец,
Он бы мечтал все изменить,
Но ни боль, ни любовь не изжить...

11:03 

рыжое и наглое. но домашнее.
Намертво, наискось рассеченная
Пустотелая выемка глаз,
В безмолвии фраза рожденная,
Последний смертный указ.

Нездоровая поросль голоса,
Априори фальшивый экстаз,
Наша жизнь незаметнее волоса
И намного светлее без нас

Я сегодня фальшивее золота,
Но честнее, чем слово "Окей!"
Моя поступь чугеннее молота,
И вам лучше не думать о ней.

Сколько раз отдаюсь я вам искренне?
Сколько раз слышу стоны и смех?
Только нет в мире места, по истене,
Где б не царствовал похоти грех.

Вы так яро пытались брыкаться,
Забывая одну суть вещей -
Без греха не судьба нам рождаться,
Но ведь проще не думать, окей?

10:45 

рыжое и наглое. но домашнее.
И в вечности вспыхнет
Пламя зари, объяв собой небосвод,
Когда дыхание тоже утихнет,
И остановится время полет.

До этого будет много часов,
И много о чем сожалеть.
Возможно даже убитых богов,
Придется сердечно воспеть.

Но это грядет еще не сейчас,
А может спустя лишь миг,
И будет, конечно, лед для нас,
И улетающий вскрик.

И что же поделать,
Ведь я не могу
Все время вслепую лететь,
Придется голос отдать очагу...

И в вечности вспыхнет
Последний закат, меня озарив,
Что делать дыхания гнет
Уже постепенно притих...

16:37 

Ода Мельпомене.

рыжое и наглое. но домашнее.
О чем ты плачешь,
Муза Мельпомена?
Быть может знаешь,
Что душа не для размена?

По что мне эти искры,
И каскад слепой измены,
Когда слова так неказисты
На фоне Мельпомены?

Уже ль не я твоя трагедия
Хоть не и не чужда маска тлена,
Но для тебя пою сегодня,
Прекраснейшая Мельпомена.

11:41 

экспромт

рыжое и наглое. но домашнее.
Тонкой струйкой холода можно мир сковать,
Нет на свете голода, что нам не понять.
Люди свет не выищут на своих руках,
Память лишь истлеет в черных берегах.

Тонкой веткой наискось можно мир рассечь,
Нет, и не сломается, отблеск лунных свеч.
Беспокойство намертво этот мир скует.
Время не рассеется. Человек умрет.

Так о чем бишь все повествование? Это так, игра,
Не мое призвание, мир вплетать в слова.
Я б конечно много высказал, то только смысла нет.
И продлю свое молчание, на еще десятки лет.

08:19 

рыжое и наглое. но домашнее.
А легкость бытия невыносима,
Лишь от того, что разлетаются слова
Они покинув нас летят куда-то,
О чем ни разу не расскажет их молва.

О чем с тобою мы поговорили?
К чему пришли в своем суждении, в словах?
Все точно так же воду слов пролили
На безнадежно распростертых образАх.

И вроде каждый для себя чего-то выбил.
Ты - горстку блесток и покой,
А я остался там, где плавал,
Среди отбросов лжи, и как всегда, нагой.

И может мы найдем какой-то смысл,
Узрим все корни наших бед,
Но только вот к чему такая мысль?
Важней узнать, что жрем в обед.

Мы приземлённей стали, все возможно.
Но и попытки для полета не прервав,
Мы точно так же и неосторожно,
Пытаем душу, в мыслях и словах.

16:11 

рыжое и наглое. но домашнее.
Не умеешь ты чувствовать горечь,
Привкус пепла на старых словах.
Эту жизнь? Что в форму обречь?
Научиться чувствовать страх...

Не с того ли сейчас ты покорен?
Не с того ли слова усмирил?
Хочешь быть ты, как мысли, проворен,
Только нет в тебе праведных сил.

Сколько буду терпеть я соседство?
Все зависит от бега часов.
Только Слово здесь лучшее средство.
Слово станет ключом от оков.

16:10 

рыжое и наглое. но домашнее.
В кислоте размочить отношения,
Поразмыслив, добавить тона,
Что такое вольность прошения?
Что такое родная страна?

Ты давно ли себя наблюдал?
А давно ли ты думал открыто?
В каждом жесте ада провал,
Что не должно, давно позабыто.

Нет ни пяди на нашей земле,
Что бы не было кровью омыто.
Что тогда говорить о себе,
Существуем мы плоско, размыто.

Было время, когда колдуны
Упивались властью над миром,
Было время, когда старины,
Кровь бежала по вашим жилам.

Что сейчас происходит с умами?
Где сейчас твоя морда, Волчица?
Просто все это только меж нами,
Да и крест больше Риму не снится.

16:08 

рыжое и наглое. но домашнее.
Ты конечно скажешь, что я лгу
Попытаешься уйти обратно,
В теплой жизни скорлупу,
Что теряют безвозвратно.

Я себя давно уж убедил,
Что за перечнем моих терзаний
Ничего нет, что б не победил
Дух огня, что требует признаний.

Как еще мне доказать, что сказать,
Чтоб ты уже поверил,
Что с тобою разделять
Жизнь я больше не намерен?

Сколько было слов во тьму,
Высказано, спето, стерто?
Одного я не пойму,
Почему ты так уперта?

Сколько раз я говорил,
Что в тебе я не нуждаюсь?
Столько же я раз ловил
Взгляд и шепот "Постараюсь..."

Может быть моя вина,
В этом есть, не спорю.
Но судьба у нас одна.
Это тоже к горю.

10:41 

рыжое и наглое. но домашнее.
Зима гипербарического куба
В просвете между облаков,
Явилась взору моему сталь неба
И тут же от меня сокрылась вновь.

По склону осязания безлико
Бредут унылые стада людей,
Они все так же безответны,
В отчаянье оставлена душа ничьей.

В сознании гипотетического слова,
Пробелов много, как в стихах,
Но не заметно это сразу.
Сталь неба отражается в глазах.

00:25 

рыжое и наглое. но домашнее.
Медленно-медленно падает вниз
Сумерек патока, мыслей каприз.
Что ты нашел в этой радужной мгле?
Что я увижу, оставшись в себе?

Каждое слово, как камень с души,
Только кричать бесполезно в глуши.
Пусть в исступлении бьешься о крест,
В сердце чужом нет пустующих мест.

Будто в экстазе себя отдаешь,
Не ощущая сладости дрожь,
Может и любишь, а может и врешь.
В сердце чужом себя не найдешь.

Сколько уже утекло слез во тьму?
Сколько в толпе мне быть одному?
На эти вопросы ответ не найдешь.
Сердце потухло. Лишь сладости дрожь.

14:24 

рыжое и наглое. но домашнее.
Ты читаешь о сомненьях в моем облике пустом,
Ты находишь представленья в зале темном и немом.
Но в какой-то мере ты же, все танцуешь для меня,
Вот такой, нагой, бесстыжий, в белом свете жара дня.

Это вроде откровенья, как признание в любви,
Но какие-то сомненья, все же ветры намели.
Ты со мною откровенен, каждый раз - стриптиз души,
А порою, как посмотришь, - будто зверь в лесной глуши.

Я стараюсь меньше думать, а каких-то мелочах,
Но с тобою жизнь, невольно, вышла вновь в иных лучах.
Что ты делаешь со мною, это будто все не так,
Что ты делаешь с собою, я давно тебе не враг.

02:50 

рыжое и наглое. но домашнее.
что ты скажешь о доме пустом,
как ответишь уста не разняв?
был ли смысл писать о былом,
до конца его не признав?

Та бессчетная кипа годов,
что нанизана в бусы судьбы,
изменила мир городов,
прописав там тюрьму и суды.

Может стоит не думать о том
что в судье оживает палач,
что не стоит писать о былом,
где не стихнет отчаянья плачь.

Воскресенье, 13 февраля 2011

Записки шкодливого Реда

главная